Она не хочет знать, как, засыпая, небо
рассыпает звезды к ее ногам.
Она не хочет ждать, не хочет зря в ответах
искать тот смысл, что не нужен нам.

И в поездах метро, и на краю обрыва
не понять свободы, если рядом страх.
Но как всегда зеро, и снова сделан выбор —
крупье ушел, но за столом аншлаг.